Элиошотос Лейбович Зейфас
Закончил войну в звании лейтинанта
После войны присвоено звание капитана
Родился в 1920 году
Отец Александра Зейфаса

Орден «Красной Звезды»
Орден «Красного знамени»

Война глазами солдата
Мой отец всю войну прошел в составе сформированной в ее начале Литовской дивизии, в которую он вступил рядовым. Войну он закончил в звании лейтенанта. Вот некоторые из его воспоминаний.

Первый бой

Пошли в атаку. Что происходило – не помню. Потерял чувство пространства и времени. Вдруг все стихло. Очнулся. Лежу на земле, слышу немецкую речь. Впереди, совсем близко к немцам распростерся мой товарищ, школьный учитель. Хочу его позвать: «Давай сюда, там опасно». Я никак не мог осознать, что мой товарищ погиб. Наконец я понял: надо выбираться. Оказывается, ползти с винтовкой очень тяжело, а без оружия я не могу у себя появиться. Придумал. Оставил свою винтовку, добрался до убитого товарища, взял его винтовку, затем, таким же образом, оставил взятую винтовку и позаимствовал у следующего убитого нашего солдата… Так, перебираясь от одного к другому, меняя каждый раз винтовку, добрался до своих.

Русский коньяк

Сегодня привезут «Русский коньяк». Кто-нибудь его пробовал? Говорят, исключительного качества. Давай подготовимся, побреемся: ведь советская продукция – лучшая в мире!. Привезли деревянные ящики. Вскрываем, раздались возгласы: «Какой аромат, какой тонкий вкус!». Вдруг кто-то осторожно заметил: «Это же тройной одеколон». Наступило короткое молчание, затем раздался громкий хохот. Надо ли говорить, что «Русский коньяк» был полностью употреблен.

Прямое попадание

Я - минометчик, звание- ефрейтор. Что значит быть солдатом-минометчиком: во-первых, ты в пехоте и находишься на передовой, во-вторых, миномет надо таскать на себе, потому что основной способ передвижения пехоты – на своих двоих. И это было тяжело. Как говорил мой сослуживец- татарин: «Котелок маленький-маленький, а командир все ширШе шаг и ширШе шаг».

Как-то мне приказали выдвинуться без миномета со своей винтовкой для непосредственного участия в столкновении с противником. Попал под обстрел, мы со своей стороны в долгу не остались. В такой обстановке теряешь чувство реальности. Попадают ли посланные тобой пули в цель? А вот пули противника, кажется, тебя ни за что не минуют. Окончилась операция, возвращаюсь к своим. Собираюсь рассказать, в какой я был мясорубке. Но рассказывать оказалось некому. Пока мы там сражались, вражеский снаряд прямым попаданием попал в расположение моего расчета, уничтожив и миномет, и моих товарищей.

Под обстрелом

Наши позиции попали под артиллерийский обстрел. Мы залегли. Сначала снаряды ложились позади нас. Потом противник перенес огонь, и снаряды стали падать впереди. Друг сказал: «В следующий раз нас накроют. Ползем назад.». Стоило нам отползти, снаряды легли точно туда, откуда мы убрались.

Несостоявшийся поход

Была сформирована бригада для участия в войсковой операции. В состав бригады попал и наш минометный расчет. Наутро надо было выдвигаться. Бойцы отдыхали. В землянке, в которой размещался наш минометный расчет, один из солдат ковырял какой-то патрон, чтобы смастерить зажигалку. Оказалось, он взял патрон с разрывной пулей, который неожиданно взорвался. Ему оторвало палец, поранило лицо. Часть солдат расчета тоже получили незначительные ранения. Весь расчет был отстранен от участия в походе.

Из него вернулся только один боец. Он бросился в холодную воду озера, переплыл его и остался цел.

Последний день войны

Вдруг наступила давящая тишина. К горлу подступила непреодолимая тишина. К окончанию войны мне исполнилось всего 25 лет. Только в этом возрасте в голову может прийти такая затея: пойти с другом к немцам (они же сдались!?), и обзавестись там немецкими пистолетами.

И мы пошли. Когда отошли на значительное расстояние, мы вдруг поняли, что абсолютно беззащитны. Мы можем пропасть в расположении немцев, и нас никто не найдет. Моего друга осенила, столь же безумная, наравне с приобретением пистолетов, мысль: «Надо обзавестись лошадьми, и они нас вывезут к своим». Дошли до позиций немцев. Мой друг, зная немного по-немецки, заявил, что мы пришли принять капитуляцию. Он говорил громким уверенным голосом, не допускающим возражений. Дисциплинированные немцы с готовностью показали свое хозяйство, и (о чудо) предоставили нам двух лошадей. И мы рванули к своим позициям.

Путь наш лежал вдоль уже несуществующей линии фронта. В памяти навсегда запечатлелась ужасная картина: цепочка мертвых тел наших солдат, лежащих вдоль линии фронта. Они все были поражены в голову огнем немецкого пулемета в последнем бою. Чуть-чуть не дожили до окончания войны. В это морозное весеннее утро замерзшая кровь из ран солдат блестела на ясном солнце.

Возвращение с фронта

Заканчивал войну мой отец под Кенисбергом. Всю войну он прошел простым солдатом. В конце войны получил звание лейтенанта. Он участвовал в пяти атаках. Это очень много, так как мало кто оставался цел после второй и, тем более,- третьей атаки.

Отец был награжден орденами «Красной звезды» и «Красного знамени», приказы о его награждении можно найти на сайте «Мемориал».

После войны отец неоднократно проходил в армии переподготовку. Там он освоил военную профессию «танкист», чему способствовал небольшой рост (в танке и сегодня мало места). Последнее присвоенное ему звание - капитан.