Степан Кондратьевич Шахметов
Подполковник
Родился в 1901 году
Прадед Антона Непочатова

Орден «Трудового Красного Знамени»
Орден «Красной Звезды»
Орден Отечественной войны II степени
Медаль «За оборону Кавказа»
Орден Отечественной войны I степени
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.»

У домачевских ангелов руки подняты вверх
Степан Кондратьевич родился в 1901 г. в поселке Лиозно, в семье Кондратия и Татьяны Шахметовых. У Шахметовых было 4 сына: Николай, Степан, Семен и Николай.

В августе 1941 г. Степан Кондратьевич был направлен из Москвы в 32 Район авиационного базирования (РАБ) Юго-Западного фронта Военкомом.

В августе 1942 г. назначен начальником политотдела 28 РАБ 8 Воздушной Армии Северо-Кавказского фронта (г. Грозный).

30 марта 1943 года Шахметов Степан Кондратьевич награжден Орденом Красной Звезды.

С 20 октября 1943 года 28 РАБ 8 Воздушной Армии входит в состав 4 Украинского фронта. В составе фронта 28 РАБ 8 ВА участвовала в Новороссийско-Таманской операции, в освобождении Донбасса, Мелитополя и южной части Левобережной Украины, поддерживала войска фронта в ходе ликвидации никопольской группировки противника и в Крымской операции (включая освобождение Севастополя).

1 мая 1944 года подполковник Шахметов Степан Кондратьевич награжден медалью «За оборону Кавказа».

4 мая 1944 года подполковник Шахметов Степан Кондратьевич награжден Орденом Отечественной войны II степени.

28 РАБ 8 Воздушной Армии в Львовско-Сандомирской операции действовала в составе 1-го Украинского фронта, затем поддерживала войска 4-го Украинского фронта при преодолении Карпат (бои на Дуклинском перевале) и освобождении Закарпатской Украины, Чехословакии и южных районов Польши. Боевой путь закончила в Пражской операции.

7 мая 1945 года подполковник Степан Кондратьевич награжден Орденом Отечественной войны I степени за участие в Висло-Одерская операции.

9 мая 1945 года подполковник Степан Кондратьевич награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.».

Войну закончил в Германии, там же и продолжал служить до 1946 года. Степан Кондратьевич вернулся в Белоруссию из Германии в 1946 г, в том же году демобилизовался. В 1946 году направлен в г. Кобрин Брестской области на должность председателя Исполкома города. В последующие годы Степан Кондратьевич занимал руководящие посты в Брестской области. В последствии руководил строительно-монтажным управлением г. Бреста.

Домачевские ангелы

Эта история неотъемлемо связана с историей семьи Шахметовых. Прошло уже 77 лет, но при чтении сухих строк дела о Домачевском детском доме - кровь стынет…

В 1941 г. семья Степана Кондратьевича оставалась в Домачеве в то время, как сам он проходил обучение в Москве. Жена Семена Кондратьевича - Евгения была беременна и накануне войны родила сына Валерия.

После начала войны Евгения Шахметова работала в Домачевском детском доме. Зимой 1941 г. оккупанты узнали, что Евгения Шахметова - жена первого секретаря райкома и забрали ее в тюрьму в г. Бресте, откуда она не вернулась. Дети остались одни: Михаил (13 лет), Таисия (9 лет) и Валерий (грудной младенец). Дети пытались зарабатывать на еду и попрошайничали, но поесть удавалось редко. Валерий скоро умер от голода.

В 1942 г. Михаила забрали немцы и отправили на работы в Германию. Таисию приютили в Домачевском детском доме.

Домачевский детский дом был открыт в 1925 году польскими властями. В нем воспитывались сироты – дети поляков, белорусов, русских, украинцев, евреев. В 1941 году там находилось сто детей разного возраста: от грудных до 12-летних. У большинства из них не было ни родителей, ни родственников, было и много детей военнослужащих – погибших защитников Дубицкой пограничной комендатуры. В первый день войны в результате бомбежки погибло трое малышей, еще двое было ранено. Одно из зданий сгорело, и дети были размещены в двух оставшихся.

Они спали по четыре человека на одной кровати, умирали от заболеваний и истощения... Еще и оккупанты стали регулярно наведываться. Сначала забирали в гетто маленьких евреев, там же почти всех и расстреляли. Затем заставляли работников детдома травить больных детей. Получив отказ, без церемоний убивали сирот прямо во дворе. У здоровых детей на постоянной основе брали кровь для немецкой армии. Исполнителями жестоких фашистских приказов были не только рядовые немцы, но и полицаи из своих. Зверства раз за разом становились все изощреннее. В надежде спасти хоть кого-то воспитатели уговаривали жителей окрестных деревень взять ребятню к себе. До рокового сентябрьского вечера удалось пристроить 27 мальчишек и девчонок.

О том, что происходило дальше, говорят документы знаменитого Нюрнбергского процесса:

«23 сентября 1942 года к семи часам вечера во двор детского дома прибыла пятитонная автомашина с шестью вооруженными немцами в военной форме. Старший из группы Макс объяснил, что детей повезут в Брест, и приказал сажать их в кузов. В машину было посажено 55 детей и воспитательница Полина Грохольская...»

Очевидцы вспоминали, что Павлинку (так все звали молодую воспитательницу) в машину никто не гнал – сама полезла. «Как же они без меня?», - рассуждала двадцатилетняя девушка. Хоть и понимала, что подписывает себе смертный приговор.

Воспользовавшись тем, что дети в кузове машины не охранялись, Шахметова Таисия и еще один мальчик, зацепившись за ветки деревьев в лесу, спрыгнули с машины и убежали, а все остальные 53 ребенка и воспитательница были вывезены в направлении станции Дубица, в полутора километрах от деревни Леплевка. На пограничной огневой точке, расположенной на расстоянии 800 метров от реки Западный Буг, автомашина остановилась, дети были раздеты, о чем свидетельствует наличие детского белья в машине, вернувшейся в Домачево. Дети и их воспитательница были расстреляны...».

24 сентября 1942-го жители деревни Леплёвка отправились к месту, откуда накануне доносились детский плач и очереди автоматов. Пришли и остолбенели от ужаса. Десятки обнаженных бездыханных детских тел были едва присыпаны землей. Казалось, что песок вот-вот зашевелится…

Необычная судьба сложилась у Таисии Шахметовой - спрыгнув с машины девочка ушла в лес. Долго блуждала, но добралась до польского села Словатыче, где ее приютила крестьянская семья. А в июле 1944-го там ее нашел отец Степан Кондратьевич. В 1945 году Степан Кондратьевич нашел и своего сына Михаила в Германии.

Сегодня на месте той братской могилы стоит необычный памятник. Тоненькие детские фигурки будто взмывают в небо, словно ангелы. Правда, не улыбающиеся и с пухлыми щечками, каких на открытках рисуют. У домачевских ангелов руки подняты вверх, а на лицах застывший ужас…

Таисия Степановна всю жизнь прожила в Кобрине, где много лет трудилась медсестрой. В 2005 году она присутствовала на открытии памятника расстрелянным детдомовцам.

Михаил Степанович в 1945 г. закончил школу младших авиационных специалистов, служил в армии до 1961 года, уволился капитаном-лейтенантом авиации Северного флота. Окончил ВГИК, жил в г. Мурманске, работал оператором на Мурманской студии телевидения.