Коронавирусные шахматы: мировые тактики борьбы с пандемией

«Эпоха ковида» – так неофициально прозвали 2020 год люди по всей планете. Как победить невидимого противника, обрушившегося сразу на весь мир?

Журнал Intel&Tech провел анализ самых интересных тактик, которые выбирают правительства разных стран в отчаянной борьбе человечества против COVID-19.

Текст: Кинес Кизиитов, автор YouTube-канала «Хроники Изоляции», кризис-менеджер, бизнес-консультант.

Вирусологи и футурологи уже много лет твердят о том, что человеческая цивилизация настолько распространилась по планете и стала настолько мобильной, что ей в будущем грозят глобальные разрушительные эпидемии. Так, основатель Microsoft Билл Гейтс еще в 2015 году предсказывал появление «заразного вируса», который станет для человечества большей угрозой, чем ядерная война. Логика таких предсказателей проста: люди приспосабливают под свои нужды все более отдаленные территории, на которых «проживает» большинство неизвестных ранее инфекций – это вирусы летучих мышей, океанических креветок, обезьян, тропических насекомых и прочих живых существ. Для инфекций, передающихся человеку от животного мира, даже есть специальное название – зоонозы.

И вот, будущее уже здесь: вирус, который в декабре прошлого года на небольшом рынке морепродуктов в малоизвестной китайской провинции перешел от инфицированной летучей мыши к человеку, за полгода облетел всю планету и даже и не думает останавливаться. Уже более 200 стран охвачены пандемией COVID-19. И, хотя смертность от коронавируса не такая большая, как от некоторых других зоонозов – Эболы или ВИЧ, все же он смог сделать то, что не удавалось предшественникам: заставить все человечество приостановить свою бурную деятельность и самоизолироваться.

Сегодня люди на всех континентах оказались заперты в своих домах, потому что пока не найден более эффективный способ борьбы с нежданной угрозой. Коронавирус так быстро распространяется и так разнообразно проявляется (с инкубационным периодом, доходящим до двух недель, бессимптомно находясь в организме и даже возвращаясь повторным заражением к выздоровевшему пациенту), что единственный способ не подхватить болезнь, пока не появится вакцина – прекратить все социальные контакты. Увы, человечество не сразу пришло к этому выводу: правительства разных стран пробовали по-своему справиться с внезапным бедствием.

корон3.jpg

Эпидемии прошлого развивались годы, а то и десятилетия - ковид разлетелся по миру за месяц. Большинство стран северного полушария столкнулись с пандемией практически одновременно, а потому у них не было времени подготовиться. Новый вирус поставил новые вызовы перед правительствами, словно начав сеанс одновременной игры в эдакие пандемические шахматы. Ведь именно от уровня стратегических и тактических компетенций госаппаратов зависели жизни людей. А времени изучить соперника не было.

Китайский план

Когда пандемия начала распространяться по миру, единственный положительный опыт борьбы с коронавирусом был в стране, где он появился: к моменту введения изоляционных режимов в Европе, Северной Америке и Австралии Китай уже начал вводить меры по смягчению карантинных мер, а статистика по заражениям там устремилась к рекордным минимумам. Так что Китай стал не только первооткрывателем COVID-19, но и стратегии борьбы с ним. А также – изобретателем психологических способов справиться с паникой населения и своеобразным эталоном по госпропаганде – информировании населения о предпринимаемых мерах, ограничениях, наказаниях, статистике и борьбе с фейками.

Неудивительно, что правительства большинства стран выбрали «китайскую тактику» и предприняли те же методы – по мере своих возможностей (не у всех есть такие бюджеты и законы). Но по крайней мере пропаганда в СМИ и соцсетях везде идет по китайскому сценарию (в этом мы смогли убедиться, записав интервью с жителями более десятка стран на разных континентах; кроме того, это подтверждают данные международной исследовательской организации Global Change Data Lab и Оксфордского университета). Правда, не везде госканалы вызывают доверие, так что люди по-разному откликаются (в некоторых странах, например, во время изоляционных режимов продолжают ходить на пляжи и пикники, жарить шашлыки, закатывают локальные бунты и даже захватывают капитолии, как, например, в конце апреля в Мичигане).

640 (14)-my.jpg

Но в целом население стран, где вспыхивают очаги пандемии, повторяет опыт первопроходцев – китайцев: онлайн-флэшмобы, домашние фитнес-марафоны, творческие арт-челленджи, смешные мемы, балконные пения, аплодисменты врачам и хоровые кричалки – все это прекрасно прижилось в разных частях света. Так же, как и панические «выносы» супермаркетов, инстинктивное массовое бегство из «красных зон» – очагов заражения, конспирологические теории и изоляционный юмор над всем этим впоследствии. Люди везде люди, несмотря на разделяющие их особенности менталитета.

Уханьский блиц

«В Москве в доме моего друга обнаружили заболевшего коронавирусом. Обработали подъезд, человека забрали в больницу – все, соседи продолжили жить своей жизнью. В Китае в таком случае закрыли бы весь жилой комплекс на карантин. А это от 10 до 40 домов, объединенных общей территорией! Чтобы меры были более эффективными, во время пандемии многие ЖК оставляли открытым только один выход - так можно было контролировать потоки и отслеживать температуру всех входящих и выходящих», – рассказывает в китайском выпуске «Хроники Изоляции» Ирина Черепонько, работающая в Китае преподавателем иностранных языков.

Ирина живет в соседней провинции с Уханем – городом, с которого началось распространение ковида. Ухань является столицей провинции Хубэй, где было зафиксировано самое большое число заболевших – более 80% от всей китайской статистики за время пандемии. Ирина говорит, что в январе, когда пошли первые репортажи о новом вирусе, китайцы из других провинций не восприняли угрозу всерьез: «В соцсетях выкладывались видео о том, как в Ухане ходят люди в скафандрах – дезинфекторы. Но все думали: ну, случилось что-то в Ухане, и все, нас это не затронет. Да, в международных аэропортах уже установили тепловизоры, но никто особо на них внимания не обращал».

Первые недели вирус действительно демонстрировал невысокие темпы, поэтому власти не сразу сообщили о нем в СМИ. Но полноценная эпидемия началась уже в середине января, за неделю до Китайского нового года - главного праздника в Поднебесной, обеспечивающего самую масштабную регулярную миграцию людей на планете. «Да и закрытие самого Уханя объявили не день в день, а заранее, так что многие люди просто успели оттуда сбежать, – сетует Ирина Черепонько. – Я думаю, если бы ее закрыли более оперативно, можно было бы избежать такого стремительного распространения». По данным китайских госСМИ, «сбежать» из 12-миллионного Уханя успели около 5 млн человек.

ШК 3-my.jpg

Как только статистика заражений пошла вверх, власти объявили локдаун – режим полной изоляции. Были закрыты границы, в аэропортах и на ж/д вокзалах ввели обязательные меры дезинфекции и температурного контроля. Населению было запрещено выходить из дома (одному члену семьи можно было выходить за продуктами и лекарствами, но рекомендовалось все же пользоваться сервисами доставки). Сократился дорожный трафик (а в Ухане – остановился полностью). За состоянием и передвижениями каждого гражданина велся неусыпный контроль через сбор данных из мобильных телефонов: были введены QR-коды, которые выполняли функцию обязательных «паспортов здоровья» и электронных пропусков.

Кроме того, были установлены большие штрафы как за нарушение предписаний властей, так и за повышение цен на средства защиты, основные продукты и лекарства местными предпринимателями (таким спекулянтам выписывались значительные штрафы в 1–2 млн юаней). А самым злостным нарушителям грозила административная и уголовная ответственность вплоть до смертной казни. Для заболевших построили временные госпитали, медиков и военных в очаги заражения привлекли со всей страны. А для поддержания морального духа изолированных людей во всю мощь развернулась госпропаганда, причем не только через СМИ, но и посредством новых медиа – популярных в Китае соцсетей типа TikTok и вирусных видео.

И это сработало. «Когда говорят, что Китай справился с эпидемией за три месяца, мне это странно слышать. На самом деле Китай справился за месяц. А затем пошло постепенное смягчение мер. Так, в конце февраля большинство кафе еще было закрыто, работали только на вынос. А уже в середине марта они открылись. Я сама с друзьями сходила в кафе 15 марта, и нам разрешили сидеть без масок, но соблюдая дистанцию в 1,5 метра между нами. Как это было необычно!» – говорит Ирина Черепонько.

А 8 апреля состоялся торжественный выход из локдауна первого эпицентра мировой пандемии. Один из крупнейших мегаполисов планеты, Ухань, зажег свои праздничные огни на небоскребах, мостах и речных пароходах: страна праздновала победу над ковидом. К тому моменту полевые госпитали и временные больницы закрылись, так как уже несколько недель не было зарегистрировано ни одного летального исхода и ни одного нового заражения, кроме случаев ввоза инфекции из-за границы. Незадолго до этого Китай открыл границы на въезд своих граждан, позволив им вернуться из других стран домой, а те «вернули» в страну и коронавирус. Впрочем, число новых заражений с тех пор колеблется в районе нескольких человек в день, что, по мнению китайских властей, уже научившихся блокировать распространение ковида, не представляет большой угрозы.

Итальянский дебют

Первой европейской страной, прекратившей авиасообщение с Китаем, стала Италия: намечался знаменитый Венецианский карнавал, который так любят туристы из Поднебесной. Однако даже такие меры были введены с опозданием: коронавирус уже разнесся по Апеннинскому полуострову. В конце февраля 11 муниципалитетов на севере Италии были объявлены «красной зоной» и закрылись на карантин. А 8 марта премьер Италии Джузеппе Конте объявил локдаун. Итальянцам придется пойти на жертвы, сообщил он в своем декрете, и главная из них – это футбол. Впрочем, о любимой национальной игре итальянцы вскоре забыли напрочь.

Depositphotos_363376672_ds.jpg

Жительница Флоренции Ольга Кочеткова, работающая туристическим гидом в столице Тосканы, признает: «Я сама, когда здесь все только начиналось, до последнего не верила и не подчинялась указаниям сидеть дома, носить маску, продолжала ходить в фитнес-центр, на работу и другие общественные места без какой-либо опаски. Я считала, что все страсти про вирус, которые нам рассказывали с экранов ТВ о Китае, были лишь очередной уловкой государства или даже Евросоюза, чтобы отвлечь внимание людей от важных политических и экономических проблем. А когда и в России стали советовать воздержаться от поездок в Италию, я стала сильно возмущаться, считая, что из-за какой-то сотни больных подрывают экономику страны. Мне писали туристы, спрашивали можно ли ехать в Италию, и я им всем отвечала, что можно и нужно». Но потом, когда статистика по заражениям резко выросла, а ситуация с каждым днем накалялась все больше, Ольга поменяла свое мнение.

Как и в Китае, итальянцы, услышав о локдауне за день до его введения, массово ринулись из «красной зоны» в южные регионы, чтобы переждать изоляцию на море. На побережье были забиты все пляжи, бары и рестораны: люди восприняли карантин как каникулы. Полиция «включилась» только спустя сутки: стали появляться блок-посты на въездах и выездах городов. Но было уже поздно: десятки тысяч людей уже разъехались из эпицентра и разнесли болезнь по всей стране.

В день введения локдауна Италия перегнала Южную Корею по числу зараженных и вышла на второе место в страновом топе, а спустя еще две недели обошла и Китай (первое место в тот же день перешло к нынешнему лидеру «коронавирусного рейтинга» – США). У итальянских властей не было времени на раздумья: в этой стране четверть населения – пенсионеры старше 70 лет, а потому смертность от ковида оказалась здесь поразительно большой. Она до сих пор остается одной из самых высоких в мире: более 14% и 33 тыс. жертв. Больницы северных регионов Италии переполнились в считанные дни, а нехватка средств индивидуальной защиты (СИЗ) привела к тому, что вскоре были инфицированы более 6 тыс. медиков. Так что местный госаппарат включил китайский сценарий локдауна, как и большая часть стран впоследствии.

Европейский гамбит

12 марта по тому же китайскому сценарию объявили о введении изоляционных режимов Украина и Литва, а после рекомендации Евросоюза на следующий день – Австрия, Германия, Турция (все 16 марта) и ряд других стран, как членов ЕС, так и его внешнеторговых партнеров. Например, по тому же пути пошел любимец европейских и российских туристов Таиланд.

Литовская партия

Однако «китайский блиц» повторить пока не удалось никому. Никому, кроме Литвы, которая одной из первых на континенте объявила локдаун. «11 марта, в день независимости, прошел слух о том, что в Каунасе обнаружена семейная пара с заражением ковидом, которые вернулись из Италии и не стали самоизолироваться. Причем женщина работала школьным учителем и вела уроки после возвращения. На следующий день, 12 марта, было объявлено о закрытии всего в стране. Это была молниеносная реакция властей», – рассказывает в литовском выпуске «Хроники Изоляции» владелица салона тибетского массажа в Вильнюсе Анастасия Жандалинова.

Depositphotos_380219620_ds.jpg

Литовский карантин был объявлен официально и вводился жестче и стремительнее, чем в Италии. Впрочем, и от китайского сценария было одно важное отличие: по данным исследовательского проекта Our World In Data международной организации Global Change Data Lab, Литва на протяжении последних двух месяцев является мировым лидером по числу проводимых тестов (в пересчете на 1 тыс. человек), а также входит в топ-3 по числу тестов на подтвержденный случай заболевания коронавирусом. Казалось бы, стране с 2,8-миллионным населением проще контролировать распространение инфекции и вводить ограничения. Но все же далеко не все небольшие государства смогли вовремя сориентироваться и правильно «разложиться тактически». Итог налицо: число ежедневных заболеваний в Литве сейчас менее 10, а всего активных случаев около 500. Более того, карантинные меры сняты практически до минимума: работает почти весь бизнес, кафе и рестораны, школы и детские сады, разрешено ходить без масок и даже играть свадьбы и отмечать личные торжества!

Украинская партия

Несколько иначе себя вела Украина, «закрывшаяся» одновременно с Литвой. «Основная волна заражений у нас – на Западной Украине. Там живет много людей, которые работали в Италии и вернулись оттуда в начале пандемии», – рассказывает в украинском выпуске «Хроники Изоляции» страховой агент из Одессы Алена Поперека. По ее словам, целые села Закарпатья населяют такие трудовые мигранты, которые изолированы под честное слово, то есть никак, по сути, не ограничены в передвижениях.

Алена рассказывает, что запретительные меры, которые официально вводились в стране, похожи на китайский сценарий, но при этом на деле государство почти никак не контролирует их исполнение: «На изоляции я не сидела ни дня, поскольку наша страховая контора имела разрешение на работу. Все мои друзья и близкие тоже работали, ездили, куда хотели, гуляли в любое время. В разных городах карантин проходил, конечно, по-разному: у нас в Одессе все было не так строго, как в Киеве или даже в соседнем Николаеве. Например, транспорт хоть и в меньшем количестве, но ходил. За все время карантина у меня ни разу не спросили пропуск на проезд, так что ездить можно было куда угодно. На пляжах постоянно были люди, хоть и меньше, чем обычно. Наш знаменитый одесский Привоз работал. То есть на море официально ездить якобы нельзя, а Привозу работать можно – очень странный набор правил!».

Впрочем, несмотря на отсутствие контроля в регионах, многие украинцы предпочли послушаться рекомендаций (или побоялись введенных по «китайской кальке» больших штрафов за нарушения) и остаться дома. А вот с итальянским сценарием Украину роднит недофинансированность медицины: очень низкий уровень обеспечения СИЗ в местных больницах. Возможно, поэтому количество ежедневных заражений сегодня снизилось незначительно: с 578 на пике до 400–480 в конце мая (а в начале июня даже выросло до 890). Правда, общее число заражений в стране в 10 раз меньше, чем в Испании при соотносимой численности населения. По этой причине украинские власти с 1 июня объявили уже о третьем этапе смягчения карантинных мер (всего их будет 5): страна постепенно возвращается к обычной жизни. 

Германская партия

До таких же значений ежедневной статистики снизились цифры у одного из лидеров странового топа – Германии, спустившейся в рейтинге с 4-го на 9-е место. Сегодня там заболевает около 300 человек в сутки при 7 тыс. случаев на пике в конце марта. Впрочем, немцы на протяжении всего локдауна, прилежно введенного по наказу Евросоюза, демонстрировали один из самых низких уровней страхов перед пандемией. Так, согласно исследованиям международной аналитической компании YouGov, только 25% немцев боялись потерять работу или того, что образование их детей как-то пострадает от карантина (при средних показателях в мире более 50%), относительно спокойно немцы отнеслись и к финансовым рискам, и к вероятности подхватить инфекцию. Впрочем, уровень поддержки населением правительственных карантинных мер в этой стране ни разу не снижался менее 60%.

Бывшая россиянка Анна Калинина, работающая в Гамбурге налоговым консультантом, объясняет такие настроения одной из самых бизнес-ориентированных программ господдержки в Германии. Так, малым предприятиям и самозанятым людям творческих профессий правительство выделило матпомощь в размере от 2,5 тыс. до 25 тыс. евро, а также оплачивало от 60% до 70% зарплаты каждому работнику, переведенному на сокращенный день. Бизнесу выдали беспроцентные займы на год, отменили налоги на премии сотрудникам, а также местами ввели арендные каникулы.

Да и качество немецкой медицины, по всей видимости, не подвело. «В российских СМИ говорят, что в Германии идет улучшение статистики потому, что всем делают тесты. Но это не так», – рассказывает Анна. И она знает, о чем говорит: вся ее семья переболела коронавирусом, причем супруг – в относительно тяжелой форме. «У мужа болело горло несколько дней, потом температура поднялась до 39, тогда мы вызвали врача. Врач сказал, что это просто инфекция дыхательных путей. Послушал легкие, замерил уровень кислорода в крови, и т. д. Но тест не сделал. Как я поняла, тестов, видимо, не очень много, и всем с признаками ОРВИ их не сделать, так что медики сосредоточились на группах риска… Я сообщила своему работодателю, что муж заболел и что тест ему не сделали. Он попросил меня оставаться дома и скинул ссылку на лабораторию, где можно сделать тест платно. А еще оплатил сопутствующие расходы – 150 евро. Так мы получили положительный результат», – продолжает Анна. Дальнейшее наблюдение проходило в электронном виде: семья Калининых ежедневно отправляла врачу данные по симптоматике и самочувствию – до тех пор, пока окончательно не выздоровели.

корон8.jpg

Анна уже несколько недель ездит на работу, как и большинство немцев: в начале мая началось последовательное смягчение изоляционных мер. Открылись школы и детские сады, непродуктовые магазины до 800 кв. м. Но немцы осторожничают, ведь угроза еще не полностью блокирована, поэтому рестораны и кафе все еще закрыты и действует обязательный масочный режим. «Без маски тебя просто никуда не пустят, – уверяет Анна, – носят все, 100 процентов».

Тем не менее местные СМИ уже вовсю обсуждают возможное открытие границ в середине июня, а испанские и итальянские курорты едва ли не продают туры для своих постоянных клиентов – туристов из Германии. Впрочем, есть одно но, говорит русская итальянка Ольга Кочеткова: «Немцы поедут к нам отдыхать, только если Австрия разрешит им проехать через свою территорию. Австрийцы же считают, что еще рановато думать об открытии границ с Италией».

Австрийская партия

В 9-милионной Австрии всего чуть больше 16 тыс. заражений ковидом, при этом с середины апреля число ежедневных случаев инфицирования не поднимается выше 100, постепенно стремясь к нулю. Австрийцы, как и немцы, гордятся своей медициной и дисциплиной, но есть и другое мнение, почему статистика не такая высокая. Владелица агентства по медицинскому туризму Ольга Крайнер, проживающая на юге страны – в Каринтии, в интервью для первого выпуска «Хроники Изоляции» в начале апреля объясняла: «Две недели назад в Австрии еще не было тестов вообще! Поэтому статистика совсем не отражает реальные данные. Так как я работаю в медицинском туризме, и в больнице бываю ежедневно, то, конечно, я захотела провериться на коронавирус. Но когда я позвонила на горячую линию, мне сказали, что тестов еще нет».

Во всем остальном австрийская история борьбы с пандемией очень напоминает германский сценарий. Разве что господдержка бизнеса здесь была еще более гибкой: «Государство оплачивает 80-90% зарплаты через AMS (австрийская биржа труда), – рассказывает Ольга. – Мой муж работает в фирме Philips. Его перевели на удаленный режим и сокращенный день. Он работает только 10% времени, так как работодатель оплачивает только 10% зарплаты. А остальное оплачивает AMS». Матпомощь малому предпринимательству государство оказало в размере от 500 до 1000 евро: заявку Ольги на получение такой выплаты биржа труда одобрила еще в апреле.

На фоне такой господдержки и относительно невысокой смертности австрийцы переждали карантин вполне спокойно. «Я отношусь к изоляции как к необходимой мере, которую нужно перетерпеть. Я понимаю, для чего это. Ведь это сделано для благополучия – моего и других. Для того, чтобы больше людей были здоровы. Это как пить витамины или таблетки, когда болеешь», – говорит в интервью «Хроникам Изоляции» австрийский видеоблогер Ольга Кот.

А поскольку Австрия граничит с Италией, причем с северными регионами, объявленными «красной зоной» еще до локдауна, то местные власти совсем не спешат открывать границы и полностью снимать карантинные ограничения. Возможно, памятуя еще о том, что австрийцы в самом начале марта панически опустошили продуктовые супермаркеты. Ольга Кот рассказывает: «Когда карантин только начинался, в магазинах не стало макарон, мяса, сосисок, детского питания и туалетной бумаги. Австрийцы как с цепи сорвались: очень много запасались едой. Супермаркеты себе точно сделали кассу на это время. Была еще специально вброшена такая “утка”, что магазины завтра закроются вообще. Люди на это повелись».

Турецкая партия

Во второй половине апреля в десятку самых инфицированных стран вошла 83-миллионная Турция. И, хотя пик пандемии в этой курортной стране уже давно пройден, число новых заражений все еще высокое – около тысячи случаев в сутки. Владелица компании «Нетипография» Соня Мартьянова, ныне проживающая в Анталии, рассказывает о региональной специфике локдауна: «Турция закрылась быстро: от момента первых заболевших до закрытия границ и жестких мер прошло меньше недели. Сейчас, как и последние два с половиной месяца, действуют различные ограничения. Например, лицам до 20 лет и старше 65 лет вообще нельзя выходить из дома (их не пускают в магазины и т. д.), закрыты парки, пляжи и море. Перемещения между провинциями запрещены, нет автобусного и авиасообщения между городами. Закрыты мечети, нельзя собираться компаниями, запрещены шашлыки, пикники. Каждые выходные и праздники вводился комендантский час - все было закрыто, из дома можно было выходить только за хлебом».

По словам Сони, последний раз комендантский час вводился на четыре дня в честь окончания Рамадана (23–26 мая). Именно к этому событию было привязано смягчение карантинных ограничений, но власти до сих пор не обозначили точных дат. Возможно, еще и потому, что в стране делается сравнительно мало тестов и нет точного понимания, насколько реалистичны официальные данные, пишет The Arab Weekly. Так, турецких журналистов, собиравшихся написать статьи о подозрительных заболевших в местной больнице, задержала полиция. Скорее всего, власти пытаются таким образом спасти туристический сектор: ведь еще в начале мая правительство заявляло о том, что уже в июне откроются все курорты, гостиницы и рестораны страны, причем не только для внутренних, но и для иностранных туристов.

Тайская рокировка

Другой любимый россиянами курорт – Таиланд - тоже выбрал «китайский путь» по введению локдауна. И сделал это довольно неожиданно, закрыв въезд и жестко ограничив выезд из страны. При этом в Таиланде все это время находились китайские туристы, которых не пускали на родину во время карантина. Впрочем, несмотря на бушевавшую в других странах пандемию, сами тайцы долгое время не воспринимали пандемию всерьез. «Тут не было никакого кипиша вплоть до закрытия границ. Я работала в ювелирном магазине и носила маску - так тайцы надо мной постоянно смеялись по этому поводу! Даже хозяин магазина не верил, что его это как-то коснется, хотя у него к тому времени уже отменились поездки в Японию и Израиль», – рассказывает бывшая российская тележурналистка Екатерина Парисова, много лет проживающая на Самуи.

Впрочем, после введения локдауна, да еще и с комендантским часом, общественные настроения поменялись. Транспорт практически встал, были введены масочный режим и повышенные требования к гигиене. «Все делают то, что сказали власти, с продуктами, масками, спиртом проблем нет», – говорит Екатерина. Жесткий карантин сработал на отлично: при 68 млн населения в королевстве зафиксировано чуть более 3 тыс. заражений, а на данный момент активных случаев и вовсе осталось мизер – всего 75 (это меньше, чем у любой другой крупной страны в мире, включая победителя ковида – Китай, где сегодня активных пациентов чуть более 100).

Как пишет The Bangkok Post, полное снятие карантинных ограничений и открытие границ произойдет уже 1 июля. В течение июня правительство обещает принять перечень мер для вывода страны из локдауна и возвращения к нормальной жизни. Ощущая угрозу второй волны от соседей по Юго-Восточной Азии, тайские власти разумно осторожничают. С оглядкой на самого влиятельного соседа – Китай, который пока еще даже не планирует открывать свои границы.

Depositphotos_361371182_ds.jpg

Скандинавская комбинация

Впрочем, часть государств выбрала совсем противоположную китайцам тактику: Швеция, Великобритания, США, Мексика, Бразилия и ряд стран поменьше в начале пандемии осознанно решили не вводить жестких ограничительных мер, позволив коронавирусу «пройтись по популяции», чтобы выработать иммунитет, либо и вовсе отрицая реальность угрозы. В мировых СМИ наиболее популярной стала точка зрения шведских властей в лице главного эпидемиолога Андерса Тегнелла, поскольку она была научно аргументирована, в отличие от других стран из лагеря «коронавирусного нигилизма», где ее транслировали главы государств, к медицине отношения не имеющие. Поэтому сценарий отказа от жестких мер сегодня принято называть шведским (хотя стоит уточнить, что в «шведском варианте» отрицаются именно жесткие меры: правительством были введены смягченные, но все же ограничения, а также рекомендовано дистанцирование и переход на удаленку; по данным шведской исследовательской компании Novus, 90% населения страны выполнили эти предписания).

Любопытно, что другие скандинавские страны, Финляндия и Норвегия, которые вводили изоляционные режимы, в конце мая публично поддержали шведскую точку зрения и заявили о том, что, согласно проведенным исследованиям, карантин никак не повлиял на развитие пандемии в регионе. Однако последовавшее за этим выступление Андерса Тегнелла о том, что, возможно, лучшей стратегией мог бы стать все же «некий срединный путь между общепринятыми жесткими мерами и полным отрицанием угрозы», внесло еще большую смуту в лагерь противников карантинных мер.

В тех же странах, где «коронавирусного нигилизма» придерживались не врачи, а главы государств, президенты столкнулись с серьезнейшим противостоянием общественности и местных властей, которые вынуждены были вводить региональные эрзацы локдаунов вопреки воле своих лидеров. Сегодня почти все эти страны находятся в первой десятке «коронавирусного топа» и ситуация у них пока далека от победной, не говоря уже о том, что в некоторых крупных странах статистика еще даже не достигла пика, например в Бразилии и Мексике. При этом, несмотря на широкую пропаганду «теории иммунитета», общество с каждым месяцем все больше сомневается в верности выбранного курса. Так, по данным YouGov, доля населения, испытывающая страх заразиться ковидом в этих странах, с 20-25% в марте выросла к началу лета выше 50%, а в Бразилии – выше 75%!

Бразилия, к слову, уже вышла на уверенное второе место в страновом топе, и темпы с каждым днем только растут: при общем количестве в 600 тыс. зараженных ежедневное число случаев с конца мая превысило американское – 33 тыс. против 24 тыс.! При этом, по словам профессора математики из Университета Сан-Паулу Артема Лопатина, даже эти цифры некорректны: «У нас в Бразилии тестируются только те, кто уже болен. Если у человека не будет явно выраженных симптомов, то он не сможет сделать тест. Поэтому я уверен, что официальная статистика явно занижена». Разгул пандемии в стране он связывает с путешественниками из Италии: «Ситуация в Штате Сан-Паулу усложняется тем, что здесь живет очень много итальянцев и тех, кто вернулся из путешествия по Италии в февральские каникулы. Дело в том, что бразильцам не нужны визы для поездок в Европу, поэтому Италия является самым популярным направлением». Кто знает, возможно, Бразилия станет следующим лидером мирового рейтинга по заражениям?

Тропическое лавирование

Однако есть и исключения из этой дихотомии китайского локдауна и полного отрицания угрозы. Некоторые страны демонстрируют совсем не характерные результаты. Примечательно, что все эти страны расположены в тропиках.

Гватемальское начало

Так, самой первой страной, которая ввела локдаун после азиатских «первопроходцев», была Гватемала. Карантин там был объявлен за три дня до итальянского – 6 марта, когда в Гватемале еще не было ни одного зафиксированного случая заражения ковидом. Дизайнер-ювелир Диана Хиперион, путешествовавшая в стране накануне этого события, так описывает ситуацию: «Гватемала закрылась резко: днем президент сделал объявление, и ночью уже закрылось наземное и авиасообщение. А в течение недели ввели комендантский час».

Примерно так же, к слову, вводился первый комендантский час в Турции, приведший к панике и массовым скоплениям народа у магазинов, за что правительство впоследствии извинялось перед народом. Инструктор по цигуну Анна Миронова, проживающая в гватемальской провинции, добавляет: «Сейчас в стране перекрыты все дороги между населенным пунктами. Нужны специальные разрешения для посещения соседней деревни. Обязательно носить маски, а также введен комендантский час с 5 часов вечера до 5 утра. Но для нас, кто живет на природе, это не проблема».

Depositphotos_366375660_ds.jpg

Однако, по всей видимости, это проблема для остального населения, поскольку к концу мая в этой латиноамериканской стране пошел резкий рост заболеваний. И, хотя для страны с 17-миллионным населением 6 тыс. случаев – не слишком-то и большие цифры, все же статистика выросла вопреки жесткому локдауну. Возможно, разгадка кроется в соседстве с главным бунтарем центральной Америки – Мексикой, президент которой до последнего отрицал опасность ковида и введение карантина.

Филиппинское начало

Такая же парадоксальная ситуация зафиксирована в одном из крупнейших островных государств Юго-Восточной Азии – Филиппинах. По словам диджитал-маркетолога Елены Бит-Ишо, проживающей на одном из 7,5 тыс. филиппинских островов, несмотря на незначительное количество зараженных и смертей относительно общего населения, столицу Манилу и второй крупный город Себу «закрыли» еще в середине марта. В то же время перекрыли сообщение между островами. А с 3 апреля на всей территории ввели локдаун с возможностью передвижения в строго ограниченное время и по пропускам.

«В мае в части регионов расширенный карантин сняли, оставив базовые ограничительные меры. Часть бизнесов по-прежнему закрыта. Сообщение между островами тоже. Смягченный карантин продлили до 15 июня – даже в тех регионах, где нет положительных кейсов (в нашем, например). Учебный год до сих пор не начался – обычно он стартует в июне, но в этом году перенесен на 24 августа, при этом неизвестно – онлайн или офлайн. На многих островах до сих пор нет тестов, а в нашем регионе все анализы отправляют партиями вовне на экспертизу, через неделю мы получаем ответ. Пока около 700 образцов пришли отрицательными, но мы все равно под карантином», – рассказывает Елена.

Однако и здесь, несмотря на жесткие ограничения, пошла вторая волна пандемии, еще выше первой: 29 мая зафиксирован новый пик с 1 тыс. заболевших за сутки (первый пик в конце марта был вдвое меньше). 

Игра в поддавки

Еще более парадоксальные ситуации сложились в Индии и Армении. Обе эти страны сейчас демонстрируют стремительный рост статистики по заражениям – примерно такими же темпами, как в Бразилии. При этом в обеих странах уже вовсю идет не менее стремительное смягчение карантина. Так, в Индии заработал весь общественный транспорт, включая внутренние авиаперевозки, а в Армении люди уже вовсю отдыхают в уличных кафе.

«Армения - очень бедная страна. Здесь просто нет денег на карантин, – объясняет Евгения Случак, основатель инвестиционного хедж-фонда, ныне проживающая в Ереване. – Если в марте - апреле сидящие по домам люди могли доедать прошлогодние запасы с туристического (аграрного) сезона, то в мае их уже нет. Более того, надо уже все копать, сажать, убирать: у нас же аграрная страна. Люди работают не около дома, а ездят в соседние деревни, районы, регионы. То есть запирать их тоже нереально. Здесь день не поработал и не получил денег – завтра нечего есть. Так что “открутили гайки”, конечно, вынужденно».

Depositphotos_375404262_ds.jpg

В Индии правительство так же осознанно пошло на снятие карантина на самом пике, но совсем по другим причинам. «У нас не просто изоляция - у нас lock-dawn и curfew (локдаун и комендантский час). Индусы подошли к делу очень серьезно и закрыли страну жестче, чем любая другая в мире, – рассказывает преподаватель йоги Татьяна Толочкова, проживающая в южном городке Ауровиль. – 25 марта, когда начался реальный карантин, остановилось все и сразу: метро, автобусы, рикши, поезда, самолеты, такси. Ввели электронные пропуска для передвижения в экстренных случаях, обязательные маски, дезинфекцию, дистанцирование. Закрылись офисы, фабрики и заводы. В это время правительство начало запасаться медикаментами и оборудованием, потому что было принято, что карантин не лечит, а растягивает все во времени, и это нужно использовать… Спустя месяц люди начали возвращаться на работу, но только если они могли добираться до нее без использования общественного транспорта. В середине мая постепенно начали возвращать к работе ж/д транспорт, пару дней назад полетели местные самолеты. Передвижение усилилось, число случаев заболевания увеличилось. Но считается, что мы к этому теперь готовы».

Так что, как видно, индийские власти выбрали «лобовое столкновение» с коронавирусом, выиграв локдауном себе немного времени для подвоза припасов и медикаментов. По последним данным за сутки в Индии заразилось ковидом 10 тыс. человек. Для страны, где проживают 1,35 млрд человек это крохи, но, поскольку изоляция отменяется, еще неизвестно, до какой отметки может вырасти статистика. Уже сегодня Индия находится на 7-м месте в страновом «коронавирусном рейтинге», и можно предположить, что уже через несколько недель она обгонит Россию и плотно войдет в топ-3.

Испанская защита

Пожалуй, из всех государств особняком стоит Испания. С начала апреля и до середины мая именно эта страна удерживала 2-ю строчку в мировом топе по заражениям ковидом. А все потому, что местный госаппарат долгое время не мог решиться, какой путь ему избрать в борьбе с вирусом. Как и в США, правительство все еще металось в поисках подходящих решений, когда крупные города стали выступать за введение локдауна и закрытие государственных границ. Впрочем, испанский сценарий выгодно отличается от американского тем, что большую часть шагов Испания повторила все же за Китаем.

Несмотря на то что испанцы пристально следили за развитием итальянской пандемии, правительство не предприняло своевременных мер для защиты своего населения от надвигающейся угрозы: границы были закрыты слишком поздно, инфраструктура не была подготовлена. Бюджетные же траты на борьбу с ковидом со стороны казались просто необдуманными: завозились бракованные тесты от неизвестной китайской компании, СИЗ покупались по высоким ценам и с большой задержкой, при этом масочный режим не был введен и люди продолжали ходить без масок. Эти хаотичные действия нашли отражение в «кривой коронавируса» с повторными пиками и волнами испанской пандемии и в высокой смертности в домах престарелых: по данным местного Минздрава, в апреле на них приходилось около 50% летальных исходов (к слову, у «нигилистов»-шведов сегодня такая же проблема).

Фотограф Людмила Беляева, живущая в Барселоне, делится в испанском выпуске «Хроники Изоляции» своими наблюдениями: «Режим ЧС был введен у нас 14 марта. За неделю до этого началась паническая скупка продуктов в супермаркетах и гипермаркетах. Были огромные толпы. Скупали туалетную бумагу, продукты, выносили всё с полок. Затем правительство Каталонии начало разговор о масочном режиме, но правительством Испании такой режим был одобрен лишь спустя месяц. Также задержка была с закрытием границы с Францией».

Впрочем, общество, как и во многих других странах, сплотилось и отреагировало на ситуацию: люди шили маски, защитные экраны и халаты для врачей и отдавали их в больницы, помогали малоимущим и старикам, активнее стали работать благотворительные организации (в одной из них поработала даже сама королева Испании!), а отельеры предоставили свои гостиницы под нужды медиков. На такой волне единения утихнувшие было массовые демонстрации басков и каталонцев за независимость своих регионов стали вновь возвращаться, а «либеральный Мадрид» – бунтовать против неэффективности левого правительства.

Не мытьем, так катаньем Испания в итоге смогла «сбить» ежедневную статистику заражений с 9 тыс. до 300-400. Сегодня она уже находится в 3-й фазе смягчения карантинных мер: более 60% торговых компаний и 30% кафе и гостиниц уже вернулись к своей деятельности. Открывается футбольный чемпионат, и даже уже поговаривают о возвращении туризма. Впрочем, открывать границы даже внутри ЕС испанские власти не спешат: уж очень нервная выдалась весна - отбивать еще одну волну пандемии ресурсов уже не хватит.

Футурологический эндшпиль

Несмотря на то что многие западные страны постепенно снимают ограничения, а кое-где даже поговаривают об осторожном открытии границ (в основном это популярные курорты), все же говорить о победе над ковидом не приходится. Во-первых, ни в одной стране мира, включая Китай, вирус не устранен окончательно, и риски второй волны никуда не делись. Во-вторых, вторая волна становится все более вероятной из-за слишком поспешных смягчений локдаунов в наиболее крупных экономиках.

Depositphotos_375310270_ds.jpg

Дело в том, что мировая статистика заражений совсем не угасает - наоборот, она растет экстремально пиковыми значениями (например, 3 июня пик составил более 130 тыс. случаев, в то время как предыдущие 2 месяца значения были в районе 100 тыс. в сутки). А все потому, что пандемия, вытесняемая из высокотехнологичных стран, добралась, наконец, до менее индустриализированных стран с высокой плотностью населения. Это бедные государства Центральной и Восточной Африки, Латинской Америки, а также страны Ближнего Востока и Средней Азии, где идет вторая волна (по всей видимости, из-за того, что в большинстве мусульманских стран не отменялись религиозные праздники во время Рамадана, а также из-за региональных версий «теории иммунитета»).

Коронавирус добрался до большинства этих стран, потому что торговые и политические связи с более развитыми странами здесь не такие активные. Но именно этот фактор риска и грозит планете второй волной, поскольку пока пандемия будет бушевать в южном полушарии, северное уже откроет свои границы. Тогда ковид может вернуться снова. И если правительства не придумают более эффективных решений (например, действующую вакцину), то новый локдаун будет грозить мировой экономике гораздо более тяжелыми последствиями.

А ведь именно об этом говорил Билл Гейтс в своем выступлении на TED Talk в 2015 году, которое он посвятил тогдашней вспышке Эболы: «Есть одна область, в которой мир не достиг большого прогресса. Это готовность к пандемии. В случае биологических угроз нам не хватает ощущения серьезности. Человечество должно готовиться к пандемиям так же серьезно, как к войне». Позднее миллиардер предположил, что следующий смертельный вирус придет из Китая и если во всем мире здравоохранение не станет доступнее и качественнее, то он унесет около 10 млн жизней по всей планете. «Не надо паниковать. Нет нужды запасаться макаронами и прятаться в подвале. Но пора браться за дело, потому что время не ждет. На самом деле Эбола преподала человечеству хороший урок: она послужила нам ранним оповещением, предупредительным сигналом. Если мы начнем готовиться сейчас, мы будем во всеоружии», - предупреждал Гейтс.

Очевидно, что эти предостережения тогда мало кто воспринял всерьез. Это подтверждают слова медиков из большинства стран – о том, что системы здравоохранения не были готовы к такому вызову. Будут ли они готовы к следующей волне? Победил ли мир коронавирус или тот просто сдал одну битву ради продолжения войны? Возможно, человечеству еще только предстоит финальная битва, которая потребует объединения самых лучших тактик в общей победной стратегии.

Справка

«Хроники Изоляции» – это независимый исследовательский YouTube-канал Кинеса Кизиитова, на котором размещаются видеоинтервью с соотечественниками, живущими в других странах. Тема – пандемия коронавируса и ее влияние на экономику государств и повседневную жизнь людей. Герои «Хроник» – это медики, учителя, предприниматели, ученые, журналисты, домохозяйки и офисные работники всех мастей. Главная миссия проекта – адекватное отображение информационной повестки, подготовленной профессиональными журналистами со всего мира, и предоставление площадки для высказывания мнений очевидцев о реальной обстановке в их странах. Интервью на канале проходят в соответствующем новым условиям формате: это камерные видеочаты людей, проживающих или застигнутых пандемией в путешествии в разных частях света.


URL